КАК С ПОМОЩЬЮ ИГРОВЫХ ПРИЕМОВ СУЩЕСТВЕННО ВЛИЯТЬ НА ОБУЧЕНИЕ И МОТИВАЦИЮ

Игры меняются, но дети всегда играли, играют, и будут играть. С появлением компьютеров даже больше, чем во времена салочек и войнушек. В принципе, это нормально, современные компьютерные игры захватывающе интересны. И вполне вероятно, что родители, считающие это проблемой, тоже бы играли, если бы в их время были бы компьютеры и такие игры.
Психолог, тренер, коуч

Павел Куделин
Эта тема немного парадоксальна и занимательна – как договориться с ребенком через игру, как использовать игровые методики в неигровом процессе. Павел Куделин уже в течении 11 лет успешно применяет геймофикацию в летних лагерях, куда приезжают одновременно более 60 подростков с разными представлениями о мире и жизни, сформированными в семьях. Через игру, квесты, дети приобретают какой-то новый опыт и новые навыки, учатся видеть необычное в привычных вещах, причем этот процесс обучения новому происходит быстрее, эффективнее, с повышенной эмоциональной вовлеченностью и без какого-либо принуждения.

И объяснение этому очень простое – все любят играть! На конференции был проведен небольшой опрос – какие эмоции испытывали участники, когда в последний раз играли, неважно, в какую игру – компьютерную, спортивную, настольную – любую. Ответами были – азарт, интерес, радость, подъем – сплошь положительные эмоции. Если даже просто воспоминания о давней игре вызывают у взрослого позитивный настрой, то что можно сказать об увлеченно играющем ребенке?
Игры меняются, но дети всегда играли, играют, и будут играть. С появлением компьютеров даже больше, чем во времена салочек и войнушек. В принципе, это нормально, современные компьютерные игры захватывающе интересны. И вполне вероятно, что родители, считающие это проблемой, тоже бы играли, если бы в их время были бы компьютеры и такие игры.

В онлайн-игре WarCraft, идет переписка главы клана в чате со своими участниками, разговаривают трое. Двое объясняют третьему, что в рейд они его не возьмут. Тот их спрашивает – почему? Ты же все равно можешь пойти! – Нет, не могу, глава клана мой отец, а его помощник – моя мать!
Очень многие взрослые проводят время за играми, и это не становится катастрофой. В последнее время родители, не отдавая себе отчет, подменяют дефицит родительского внимания тревогой за много играющих детей: «Мой мальчик не сделает домашнего задания, не поступит в институт, и жизнь его будет обречена!». Насколько эти страхи обоснованы?
Мама подростка на консультации у Олеси Симоновой: «Ну это же кошмар! Он же 3 часа, после того, как сделал уроки, сидит за этими компьютерными играми! И невозможно заставить его перестать играть!» Самый любимый вопрос Олеси – «Ну и что? И что самого худшего может случиться из-за этого?» (Этим вопросом можно пользоваться, если вдруг что-то происходит. Достаточно подумать – что самое худшее в результате этого может случиться – и, вполне вероятно, окажется, что ничего страшного на самом деле нет).

Мама отвечает: «Ну, что самое худшее? Сначала ГИА не сдаст, потом ЕГЭ, потом в институт не поступит, потом не получит профессию, а потом… закончит свою жизнь бомжом на лавочке!» И когда Олеся попросила ее произнести и сложить 2 фразы вместе, начало и конец – «Сейчас он 3 часа играет в компьютерные игры, и поэтому закончит свою жизнь бомжом на лавочке», женщина обескуражено заметила, что это очень странно звучит.

Потом был еще разговор про мужа, который успешно занимается бизнесом, получает достаточно большой заработок, и при этом тоже 3 часа вечером сидит и играет. И это ему как-то не мешает обеспечивать полностью свою семью
Но почему-то все взрослые, даже сами любящие играть, когда дело касается учебы или каких-то домашних дел ребенка, говорят: «Перестань играть! Займись делом!» Приходит ученик в школу – «Ты должен прочитать это и то, ты должен выучить то и это!». Возвращается домой – «Ты сделал домашнее задание? Ты вынес мусор?» Это – точно не игра, это ребенку скучно и не интересно. Ребенка призывают перестать делать то, что вызывает у него положительные ощущения и эмоции, и начать заниматься мало интересными для него вещами. Странно ожидать, что ребенок будет фантастически заряжен этой деятельностью, и с удовольствием начнет делать то, что ему неприятно или непонятно, отказавшись от того, что ему приносит радость.

Некоторые родители считают, что для того, чтобы ребенок вел себя по-взрослому, нужно строить отношения с ним, как с взрослым, что родительская позиция («Не делай этого! Делай то!») никогда не вырастит из ребенка взрослого. В этом случае с детьми иногда даже заключаются некие контракты, в которых прописывается, что должен делать ребенок – например, сколько он уделяет времени учебе, играм, прогулкам, и что он ждет от взрослого. Родители полагают, что это формирует у подростка ответственность за свою жизнь и ставит его на позицию взрослого человека.
Некоторые родители считают, что для того, чтобы ребенок вел себя по-взрослому, нужно строить отношения с ним, как с взрослым.
На самом деле, подростки – это еще не взрослые люди, они только хотят ими казаться, прямые запреты и требования никогда не работают, что бы взрослый не указывал. Но они хорошо включаются в игру и это можно использовать для договоренностей с ним и формирования чувства ответственности.
ЖИЗНЬ КАК ИГРА
Существует множество людей, относящихся к жизни как к игре, к увлекательному эксперименту. Им интересно жить, даже неизбежные ошибки и проигрыши (а у кого их не бывает?) переносятся легко и воспринимаются ими как возможность для маневра. На самом деле, каждый компонент любой игры имеет аналог в жизни. В каждой игре, как и в жизни, есть цели, есть барьеры, мешающие их достичь, есть определенные правила, баллы, рейтинги. Человек находится внутри этих игровых механизмов, сам того не осознавая.

В реальной жизни существует готовая, уже сложившаяся система правил и социальных норм, в которую включены все члены общества. Например, человек хочет купить билет в кино. Он приходит в кассу кинотеатра, и, если там уже стоит несколько человек, он встает в очередь. Он сам, скорее всего, и не помнит, где и когда он узнал, что такое очередь, но он умеет ею пользоваться, знает четкий алгоритм – подойти, спросить, кто последний, и встать за ним. И, в случае, если человек попытается изменить этот порядок, купить билет без очереди, это будет нарушением правил, несмотря на то, что билет - его цель.
В жизни как игре интересно жить. Даже неизбежные ошибки и проигрыши переносятся легко и воспринимаются как возможность для маневра.
Точно так же в любой игре есть правила и договоренности, определенные заранее, есть система баллов, уровней и рейтингов, определяющие успех или неуспех игрока. В реальной жизни в роли этих баллов и рейтингов выступает зарплата, премии, бонусы, звания, грамоты и кубки, карьерный рост.

Как в шутку сказал Алан Уоттс, «Жизнь – игра, первое правило которой считать, что это вовсе не игра, а всерьез!»

Как используются игровые механики в летних лагерях для подростков? Вначале детям предлагается включиться в игру, предложив им на выбор набор карточек с квестами. В этом уже есть элемент игры – не хочешь – не бери. Но уж если взял квест, то должен его выполнить. Большинство берет просто из любопытства, посмотреть – что это такое. А там – некие действия, на которые у подростков иногда просто не хватает ресурсов. Подростки, несмотря на их показную браваду, в основном очень стеснительны, обладают чувством собственной неполноценности и сильно зависят от мнения окружающих. Но, получая квест, ребенок, по сути, получает разрешение на это действие.
Игровой подход может мотивировать не только на учебу и общение со сверстниками, но и на помощь по дому.
Самое поразительное то, что дети выполняют с удовольствием квесты, относящиеся к хозяйству, казалось бы скучные и неинтересные, например, собрать дрова или принести воды больше, чем в соседнем отряде. Это достаточно серьезное задание, требующее привлечения посторонней помощи – ведь мало того, что нужно сходить за водой, нужно еще выяснить, сколько ее есть у соседей! Такой игровой подход может мотивировать не только на учебу и общение со сверстниками, но и на помощь по дому.

В случае, если ребенок отказывается выполнять квест, есть несколько вариантов выхода из подобной ситуации. Хотя, по идее, этого быть не должно потому, что изначально игровая ситуация организуется таким образом, что все квесты выбираются на добровольной основе.

Если ребенок говорит – нет, я не буду это делать, то в лагере всегда есть другие дети, которые выполнят это задание, или помогут его выполнить. Это совсем не про «обязательно» и «нужно». Наконец, ребенок всегда может, как на экзамене «взять другой билет», то есть отложить этот квест, если совсем нет возможности его выполнить, и приступить к следующему. Лагеря существуют не первый год, система квестов постоянно пополняется, поэтому всегда есть что-то в запасе.
Квест - это приглашение в игру, и слова «ты обязан» в игре неуместны. Правильнее спросить «Ты же хотел попробовать? Смотри, может какой-то из них больше подойдет?»
НЕМНОГО ПРАКТИКИ
Чтобы лучше понять смысл использования игровых методик в работе с подростками, Павел на конференции предложил участникам следующий квест:
Выразите любым способом благодарность кому-то из своих близких, который как-то помог Вам, но Вы почему-то до сих пор его не поблагодарили, и поделиться своими впечатлениями.
Участники с энтузиазмом откликнулись на предложение - одни по телефону, другие благодарили прямо в студии, кто-то даже хотел отправить почтового голубя, но эмоции у всех были только положительные: «Наконец сказала близкому человеку слова благодарности, которые давно хотела сказать, но что-то сдерживало. И это радость и счастье вместе, вперемешку! Я чувствую, что человеку приятно потому, что говорила это искренне. Это счастье!»

Вопрос «А что Вам мешало раньше это сделать?» вызвал некоторое замешательство:
- Это неприлично как-то…

- Я давно хотела, просто руки все не доходили. И не дошли бы!

- Никто не говорил, что это можно делать.

- Задания не было…

Задание в квесте было достаточно простым и социально приемлемым. Предложенное действие, конечно, не слишком распространено в повседневной практике, но не ужасно, не аморально и не криминально. Но оказалось, что даже у взрослых и успешных людей не всегда находится силы, чтобы сделать это самому без дополнительной помощи. Но когда они все-таки сделали это с помощью внешней поддержки, у них появилось много положительных впечатлений!

Что же говорить о детях в трудном переходном возрасте – для них эта поддержка необходима! То есть квест дает подростку формальное разрешение на некоторое действие, выполняя которое, он получает какой-то новый опыт, который был ему раньше недоступен.

Квестов много, они имеют разный уровень сложности, чтобы каждый подросток мог выбрать что-то для себя подходящее. Например:
Познакомиться минимум с половиной лагеря (а в лагере 50 человек!), записать имя каждого и что ему нравится
Это достаточно трудный квест, на целый день, но зато после этого путешествия ребенок будет знаком с огромным количеством людей. У этого квеста есть 2 уровня сложности. В более сложном варианте нельзя говорить, что это задание. Если же ребенок совсем робкий, то ему разрешено говорить, что это квест. И он подходит, и знакомится, и очень счастлив потому, что сам бы никогда не подошел первым к 25 людям. А так – это задача, и он должен ее выполнить!

Квест легализует его действия и дает возможность знакомиться с незнакомыми людьми. Это совершенно новый для него провокационный акт, нечто совершенно невероятное, он так никогда не делал, и думал, что сам никогда ни к кому в жизни не подойдет!
Рассказать просто так какое-нибудь стихотворение.
Для робкого и стеснительного подростка это очень сложная задача, но он выполняет ее потому, что это квест.


Как поощрять
Как и любая игра, квест предполагает систему некоторую поощрения, которая знакома и взрослым людям в реальной жизни. Это:

- баллы – аналог зарплаты, премии, бонуса;

- продвижение, или уровень – некая линия развития опыта;

- рейтинги, списки – социальная составляющая, показывающая место игрока в коллективе, например, в реальной жизни - лучший работник месяца в Макдональдс. Рейтинг – кто 1-й, кто 2-й - очень важен для подростка, он определяет его социальный статус в коллективной игре.
Как показал опыт, в начале квеста в качестве поощрения лучше выбрать какие-то понятные, материальные вещи, постепенно переходя к нематериальным. В лагере обычно начинают с шоколадок или конфет. Это привычно, и позволяет детям быстро понять саму систему поощрения – выполнил квест – получил шоколадку. И это не тренировка на выработку условного рефлекса, как у несчастной собаки Павлова, как могут сказать некоторые психологи, поскольку через очень короткий период времени наступает переход к неким условным баллам, например, звездочкам. И эти нематериальные предметы начинают всячески демонстрироваться всем остальным, то есть переходим от банальных шоколадок к другим, социально значимым, оценкам.
Сначала можно предложить школьнику систему баллов за выполнение домашних заданий.
Данную систему поощрения можно легко перенести в другую сферу, на которую есть возможность как-то влиять, например, выполнение домашних заданий. Сначала можно предложить школьнику систему баллов за выполнение домашних заданий. Например, если ребенок выполнил домашнюю работу в срок – получает 5 звездочек, не уложился во время – 3 звездочки. И если за неделю набрал 15 звездочек, то в субботу вся семья едет кататься на горках, в бассейн, или что-то еще делают вместе. Конечно, данная система предполагает, что взрослые должны хорошо продумать, что они готовы сделать со своей стороны. По сути, это обоюдная работа, когда родитель и ребенок стараются друг для друга.

Для взрослых подростков помимо шоколадок и звездочек есть еще и третий уровень – участие в социальном эксперименте. Слово «эксперимент» само по себе очень привлекательно для подростков, оно подразумевает новизну и азарт, поэтому подростки с удовольствием откликаются на такое предложение. С младшими детьми это не работает, а подростку от 14 лет и старше уже вполне достаточно удовлетворения от осознания того, что он сможет сделать то, чего не мог сделать раньше, от получения нового опыта.

Здесь предлагаются задачи посложней с дальнейшем обсуждением результатов. Например, есть ряд квестов – проявлять себя каким-то-то нетипичным образом при общении:
Увидев двух общающихся людей, подойти к ним, спросить разрешения побыть с ними и вступить в беседу.
Для подростка, если он не совсем болтун, это очень сложное задание – обратиться к людям, разговаривающим между собой: «А можно, я с вами постою? А можно, я с вами поговорю?» Это очень хорошая школа по преодолению стеснительности и робости.
Сделать комплимент человеку так, чтобы он не понял, что это квест, и не спрашивал потом, почему его нахваливают.
На самом деле – это некий способ, как работать над отношениями. Изначально несколько искусственный процесс постепенно трансформируется в абсолютно новый коммуникационный навык.
ИГРА В СЕМЕЙНОМ ВОСПИТАНИИ
Многие родители используют подобную бальную систему, просто давая подросткам деньги за какую-то выполненную работу. Но, к сожалению, бывает так, что в какой-то момент эта схема перестает работать. Может случиться, что детские запросы возрастут, и выдаваемая сумма окажется недостаточной, либо мотивация может снизиться, если у ребенка не получается достичь желаемого результата. Банальной причиной может быть просто снижение финансового благосостояния семьи. Можно ли как-то от материального поощрения перейти к виртуальному?

Это сделать трудно, если родители по каким-то причинам не дают себе право играть. Конечно, они это иногда делают, но им это в целом не интересно – «У меня жизнь такая тяжелая, а вы мне про какие-то игры!»
Подростку гораздо интереснее – у кого выше рейтинг – у него или у папы.
Если же взрослые готовы включиться в игру на равных, то необходимость в материальной мотивации постепенно отпадает сама собой. Подростку гораздо интереснее – у кого выше рейтинг – у него или у мамы, например. Они могут писать квесты друг другу и соревноваться, кто наберет больше выполненных заданий за какой-то срок. И по результатам получать бонусы – например, кто наберет больше, тот на неделю освобождается от мыться посуды. Простор для фантазии безграничен, в основе схемы такого сотрудничества – не просто договоренность с ребенком, а договоренность о правилах игры, а это гораздо интересней, чем простая материальная мотивация – сделал это –получил то. И уж тем более это эффективней, чем «разговоры по душам» - «Сынок, ты должен выносить мусор потому, что… Дочь, мытье посуды – твоя обязанность…»

Кроме того, для подростка вовлеченность во взаимную игру на равных с родителями делает его взрослее в собственных глазах, он себя уже не ощущает маленьким, над которым стоит взрослый, и говорит – здесь играй, а здесь не играй.
Единственное правило для написания взаимных квестов родителей и детей – задания должны быть выполнимыми и неунизительными. Этого вполне достаточно, чтобы очертить границы допустимого.
О вознаграждении, которое получит каждый по результатам этого процесса, тоже нужно договориться заранее, лучше всего, если это будет какое-то полезное взаимодействие родителей и ребенка, интересное всем.

В данной схеме звездочки остаются как некий способ фиксировать и измерять результаты. Поначалу они еще будут оказывать какой-то мотивирующий эффект, но постепенно перестанут быть для ребенка самоцелью. В какой-то момент произойдет сдвиг мотива на цель потому, что акцент интересов ребенка смещается на игру с родителем, на радость от совместного времяпрепровождения.