ЯЗЫК ИЗМЕНЕНИЙ: КАК ГОВОРИТЬ О ПРОБЛЕМАХ, ЧТОБЫ ЧТО-ТО МЕНЯЛОСЬ

Слово «постмодернизм» ассоциируется с чем-то сложным, заумным, с философией или эпатажным искусством. Тогда как постмодернистские подходы в психотерапии достаточно просты и очень человечны.
Психолог, нарративный практик, специалист в онлайн-консультировании

Данил Гуляев
Данила Гуляев, психолог и нарративный практик, работает с клиентами из разных русскоязычных стран. Участвует в ворк-шопах, мастер-классах, где делится опытом работы консультанта и нарративного терапевта. Его специализация - постмодернистские подходы в психотерапии. В частности, нарративный подход и ориентированная на решение краткосрочная терапия.

Слово «постмодернизм» ассоциируется с чем-то сложным, заумным, с философией или эпатажным искусством. Тогда как постмодернистские подходы в психотерапии достаточно просты и очень человечны. Их сложность достается терапевту во время обучения. Зато потом он, как раз наоборот, говорит с людьми на на одном языке, потому, что один из принципов этих подходов – придерживаться языка клиентов, не навязывая своих терминов и специального языка.
Тема, предложенная Данилой, тоже связана с языком. Приглашение на конференцию «Психология простыми словами» он расценил как повод позаниматься трудностями перевода - что-то сложное, но важное, попытаться объяснить простым житейским языком.

Хотя, само разделение на сложный язык и простой язык вызывает у него некоторый скепсис: «Есть обиходный язык, на котором мы привыкли общаться, и потому он кажется проще, а есть менее распространенный и менее обиходный - говорить на нем сложнее просто потому, что мы меньше его используем. Если бы мы повседневно общались на языке, например, немецкой философии, то, наверное, многокорневые немецкие слова были бы нам также понятны, как «метро» или «кафе».

Проблемы, о которых здесь пойдет речь, это проблемы, с которыми ежедневно сталкиваются психологи и психотерапевты в своей работе:
- психологические – это проблемные переживания, состояния, мысли - сложные, мучительные, сбивающие с толку и подавляющие. Иногда их называют клиническими терминами, например, депрессия, тревога, фобии;

- поведенческие – это проблемы связанные с тем, что человеку сложно изменить свое поведение, которое наносит вред ему самому или окружающим. Сюда, например, относится то, что в обыденном языке называется дурными привычками – переедание, курение, злоупотребление алкоголем;

- коммуникативные – проблемы, связанные с общением – конфликты, недопонимание, недовольство людей друг другом.
Можно заметить, что это все – проблемы человека. Все остальные проблемы, например связанные с глобальной макроэкономикой, здесь не рассматриваются. Эти проблемы касаются человека опосредованно, и психологи работают уже с их последствиями, так как все, что происходит в мире, влияет на людей, и способствует возникновению у них тех или иных проблем.

Когда у человека возникает какая-то проблема, то первое, что он делает - пытается определить причину. Чем вызвана эта проблема, из-за чего она возникла? «За что мне это все?», как часто говорят. Можно выделить несколько разных источников, откуда, по предположениям людей, происходят проблемы. Кто-то говорит, что все проблемы связаны с правительством, по мнению других все проблемы из-за Америки. Некоторые считают, что просто жизнь такая. Есть даже идеи, что инопланетяне портят нам жизнь с этими проблемами.
Когда у человека возникает проблема, то первое,
что он делает - пытается определить причину.


Если говорить серьезно, по некоторым исследовательским выкладкам в нашей культуре, как правило, люди причины проблем определяют как находящиеся в них самих, либо в других людях. В первом случае человек думает - проблема во мне, меня нужно исправлять и переделывать, потому что это я такой плохой, неправильно устроенный! Во втором случае он считает, что во всех его проблемах виноват кто-то – жена, муж, мама или ребенок, соседи или коллеги. И, думая, что причина проблемы найдена, человек начинает искать соответствующий способ ее решения.

И если проблема связана с какими-то плохими качествами людей – себя, или других, то дальше подразумевается, что нужно их переделывать. Есть житейские практики переделывания людей, например, их можно перевоспитывать, пилить, наказывать, читать нравоучения, выносить мозг. Но народная мудрость гласит - людей не переделаешь. Это две полярные точки зрения: с одной стороны, их постоянно надо переделывать, а с другой стороны, их не переделаешь. Часто это совмещается даже для одного человека, если на него одновременно влияют обе эти идеи, в результате получается достаточно подавляющее противоречие.
В нашей культуре проблемы не связывают с языком или словами, считая, что слова – это что-то поверхностное, отражающее только то, как мы называем вещи, но не отражающее сути вещей. Как ни странно, эта житейская точка зрения отражает достаточно глубокую основу нашей культуры, и даже цивилизации — допущение, есть некая истинная глубокая реальность, а слова только ее описывают.

Есть и другой подход – это восприятие слова как реальности. Звучит, может быть, как-то по-философски и даже эпатажно, но есть такая теория, что слова определяют реальность. Человек привык делить все, что есть в мире, на какие-то категории. В частности, мы разделяем для себя природу на живую и неживую. Есть живые существа – люди, кошки, мышки, растения, а есть камни. Для нас очевидно такое деление – живого и неживого. Живые существа, в свою очередь, делятся на людей, животных, растения и так далее. Это мы делаем с помощью слов, и это определяет для нас мир, в котором мы живем. Разделение становится частью реальности – идет человек по улице, и не задумываясь, наступает на камень, потому что он неживой, а на кошку большинство не наступит, потому что она живая.
Людей, в свою очередь, мы делим на мужчин и женщин.




Людей, в свою очередь, мы делим на мужчин и женщин. Про это есть разные теории. Некоторые даже считают, что это существа с разных планет - например, с Марса и Венеры. Кроме того, есть устойчивое в нашей культуре разделение на людей умных, талантливых, красивых, и глупых, бездарных и некрасивых.

И, как ни странно, это разделение, словесное и понятийное, для нас часто становится реальностью. Мы идем, и видим – вот дерево, вот кошка, вот камень, вот дурак, а вот умный, вот красивая и некрасивая. И это становится для нас частью мира — чем-то, что само собой разумеется, хотя это вроде бы только слова: «глупый» – это только слово, и «умный» – тоже.

Слова и понятия определяют наше отношение к тем же камням, кошкам и людям и различиям между ними. Например, есть устойчивое разделение людей по национальному признаку или по социальному статусу. Слова сами определяют отношение - они не просто что-то нейтральное. И если кого-то назвали дураком, то и отношение к нему будет соответствующее.
Маленький ребенок в метро подбежал к турникету впереди папы, и тот, грубо схватив сына за воротник, дал ему сильный подзатыльник: «Ты что такой ненормальный?!»
Можно представить, какое отношение в этот момент выразил к своему сыну этот папа. Конечно, вряд ли он постоянно, каждую минуту жизни, так относится к своему ребенку. Скорее всего, он любит сына, и так отреагировал, потому что очень волнуется из-за того, что его могло ударить турникетом. Но, тем не менее, можно предполагать, что это устойчивая реакция, которая возникает, когда что-то ребенок делает не так, и это вызывает у папы отрицательные эмоции, недовольство. И свое отношение он выражает словами – «ты ненормальный».

Казалось бы, ну что такого? Жизнь идет своим чередом. Мальчик это стерпит и вырастет настоящим мужчиной, а это все должно безболезненно и бесследно пройти. Девочки тоже – подумаешь, называют их глупыми или некрасивыми, или неумехами – все равно повзрослеет и всему научится, это только слова!
Еще в первой половине XX века американский социолог Уильям Айзек Томас, который очень увлекался психологией, создал теорему, которая так и называется теоремой Томаса, и которая говорит, что если люди какую-то ситуацию воспринимают как реальную, то у нее будут реальные последствия.


Если в какой-то момент папа считает своего сына ненормальным и периодически ему об этом говорит, то у этого могут быть реальные последствия. Возможно, сын привыкнет думать, что он ненормальный и относить себя к этой категории людей. И это отнесение человека к определенному типу (ненормальный, неумелый, неспособный), согласно теореме Томаса,может воплотиться в реальность.
Существует прекрасный и парадоксальный термин «самоисполняющееся пророчество».













Существует прекрасный и парадоксальный термин «самоисполняющееся пророчество». Его мотивы можно проследить еще в мифах Древней Греции, но наибольшую популярность он получил в XX веке после опубликования одноименной статьи американского социолога Роберта К.Мертона, последователя Томаса. Звучит несколько заумно, но смысл его прост - когда от человека ждут, что он будет вести себя как ненормальный, и ведут себя с ним как с ненормальным, то он в ответ ведет себя в соответствии с ролью, которые ему отвели.

Кроме того, этому человеку сложно будет найти мотивацию к тому, чтобы поступать по-другому - например, как человек, которые умеет вести себя согласно социальным нормам.
В психологии есть еще одно понятие, которое часто работает – это приписывание черт. Мы часто приписываем внутренние качества людям, когда относим их к какой-нибудь категории. Например, принято считать, что худые люди – целеустремленные, динамичные, а полные люди - ленивые, безвольные, зато добрые.
И когда человек описывается одним словом, например, неспособный, то ему еще приписывается, что у него нет никаких талантов, умений, зато он наглый и ленивый. Кроме того, слова могут ранить, причинять реальную эмоциональную боль и, если это происходит регулярно, то человек приучается справляться с этим. Необязательно это травмирует человека, но он незаметно приучается справляться с тем, что причиняет ему боль. Он больше времени тратит на то, что борется с болью, а не посвящает время более приятным вещам - своим мечтам и проектам, например.

Кэрол Дуэк, профессор психологии Стэндфордского университета, ввела в психологию понятия «установка на данность» и «установка на рост». Установка на данность предполагает, что человек оценивает себя как уже завершенный проект, как неизменную величину — либо уже сейчас успешен, либо уже сейчас неудачник, либо вообще умный, либо вообще глупый, либо талантливый, либо лишен способностей. Либо дано, либо не дано. Установка на данность отрицает возможность какого-либо развития.
По наблюдениям Кэрол Дуэк, это работает противоречивым образом. С одной стороны, человек, считая себя бездарным, неумным, неуспешным, постоянно пытается доказать противоположное. Он борется за то, чтобы не быть дураком и неудачником в собственных глазах и в глазах других людей. А с другой стороны, у него пропадает мотивация что-то предпринимать потому, что окончательнвый диагноз поставлен, определение дано. И нет особого стимула чему-то учиться или что-то делать. Стремиться не к чему, потому что уже все понятно.

Таким образом, установка на данность – это описание себя и других людей, как обладающих неизменными качествами и способностями, которые либо есть, либо нет.
Установка на рост предполагает другой подход. По смыслу правильнее было бы ее назвать «установка на развитие» или «установка на изменение».








Установка на рост предполагает другой подход. По смыслу правильнее было бы ее назвать «установка на развитие» или «установка на изменение». Человек с такой установкой заранее не вешает на себя какой-то ярлык типа «я – дурак», а формулирует это по-другому. «Сейчас у меня какие-то вещи не получаются, но это можно исправить». Например, не получается решать математические задачи или читать книги по немецкой философии. И вместо того, чтобы говорить себе «я такой тупой», можно думать что-то в духе «Я просто пока не умею, и мне нужно этому научиться».

И человек делает какой-то первый шаг - необязательно большой, а лучше маленький и посильный. Например, узнает, где можно этому научиться и что для этого нужно сделать. Потом находит для этого какие-то возможности, и идет дальше Установка на рост подразумевает, что человек относится к себе как к чему-то изменчивому, знает, что он может обучаться и развиваться.
Можно описывать себя и людей, как обладающими устойчивыми свойствами, а можно описывать на языке действий и намерений. Соответственно, быть глупым – это описание себя, как устойчивое свойство, а действие – это хотеть научиться, например, каким-то интеллектуальным умениям, или поставить себе задачи и решать их.
Установку на данность можно представить в виде некоего замка, уже построенного, и постоянно находящегося в осаде врагов – например, сравнений с идеальными образцами. И человек с установкой на данность словно бы живет в осаде – его все атакуют, а он пытается как-то выжить среди этого.

Установку на рост, или на развитие можно описать как некий путь, и тут человек сам может выбирать его направление. Стандарты бывают очень навязчивые, иногда стандарты диктуют, что постоянно нужно учиться, даже тому, что не очень человеку нужно. И мы определяем себе приоритеты важности и меру соответствия, потому, что всему сразу научиться сложно. Мы живем в мире, где очень много накопилось знаний и с большой скоростью появляются новые — эти объемы часто превосходят возможности одного человека. Например, сам Данила Гуляев, как психолог-консультант и терапевт, в свое время пережил своего рода эмоциональный кризис, когда понял, что подходов в терапии столько, что не хватит жизни и денег, чтобы все их выучить. Поэтому полезно бывает ставить приоритеты.
Установку на рост, или на развитие можно описать как некий путь, и тут человек сам может выбирать направление.
Очень часто люди отождествляются с проблемой. Это наиболее очевидно в ситуациях, когда людей называют алкоголиками, наркоманами - отождествляют проблему злоупотребления какими-то веществами с их личностью. Получается, алкоголик – это такой специальный человек, у которого других человеческих качеств нет. Вся его суть оказывается только в том, что он алкоголик. Аналогично, когда коллеги говорят – невротик, или пограничник. И это тоже словно подразумевает, что нет других качеств у человека, и вся его суть – невроз или пограничное расстройство. Есть другой способ говорить об этом - отделять людей от проблем.
Основатель нарративного подхода, Майкл Уайт, озвучил в свое время тезис, что люди – это люди, а проблемы – это проблемы. И проблемы возникают в контексте того, какие существуют в обществе нормы и что требуется от людей. И, как правило, люди оказываются проблемными, если они не укладываются в эти нормы.
Если бы мы жили на необитаемом острове, то можно предположить, что либо у людей не было бы этих проблем, либо проблемы были бы другие. Может быть, это был бы уже не невроз или не алкоголизм. Мы можем определять людей, как проблему, но тогда проблема, отождествленная с человеком, глубоко ранит его. Чтобы этого не случилось, нужно отделять человека от проблемы, даже на уровне языка, сказать, что его проблема – это одно, а он сам – нечто другое. Например, не алкоголик, а человек с болезненным пристрастием к алкоголю или человек, злоупотребляющий алкогольными напитками. Многие этого не понимают: «Он либо алкоголик, либо - не алкоголик, не надо этой политкорректности!»

На самом деле, корректность - это замечательно, поскольку подразумевает уважительное отношение к человеку. В данном случае отношение к человеку, страдающему от алкоголизма и алкоголику будет разным. В первом случае человек вызывает сострадание, желание чем-то помочь. А какое может быть отношение к алкоголику? Хотя не последнюю роль здесь играет социальный статус человека.
Корректность - это замечательно,
поскольку подразумевает
уважительное отношение к человеку.
Другое подход, когда люди определяются не своими проблемами, а своими ценностями - тем, что для них важно. Принципами, которые они стараются в жизни соблюдать и воплощать, мечтами, предпочтениями и действиями. То есть тем, что они делают или хотели бы делать, но пока не получается. В этом им мешают те или иные проблемы, поддерживаемые и культивируемые с помощью языка – негативными описаниями, приписыванием отрицательных черт и качеств. Это делается привычно и незаметно, витает в воздухе.

И, рассматривая человека отдельно от проблемы, не как данность, а как некое развитие, важно найти в его жизни какие-то эпизоды, истории, связанные с тем, когда что-то хорошо получалось, когда он чему-то хорошему для себя научился, и эти умения и знания ему пригодились, когда он воплотил что-то ценное и когда был хороший контакт с людьми. И если побольше вспоминать таких эпизодов, пытаться их повторять, больше делать всего в духе этих эпизодов, то и жизнь незаметно будет меняться. У кого-то изменения происходят с помощью консультированию и терапии, а кто-то пробует сделать это самостоятельно, без профессиональной помощи.
Установка на то, что жизнь – это возможность развития, это процесс, а не статичная данность.









Установка на то, что жизнь – это возможность развития, это процесс, а не статичная данность, делает проблемы не проблемами, а скорее задачами - дополнительным стимулом к двигаться к чему-то желаемому и предпочитаемому.

Данность часто проявляется в виде автоматических мыслей, которые выскакивают сами собой, определяя происходящее. Мы часто даже внимания не обращаем на них, поэтому было бы полезно замечать их и записывать. Можно сделать таблицу с 2 колонками, где записывать мысли, в которых проявляется установка на данность, а потом переформулировать их на языке развития. Например, фразу «я – глупый» записать как «чему бы я хотел научиться» или «что хотел бы делать лучше», и дальше сформулировать «что мне для этого может понадобиться». Тем самым мы начинаем воспринимать свою проблему отдельно от себя.
Если подросток отказывается делать уроки, дома его часто зовут балбесом или лоботрясом. Обзывая его этими словами, родители определяют его как такового, и может статься, что он потом так и будет себя вести -сработает эффект самоисполняющегося пророчества. Поэтому, важно разделить — мальчик Вася отдельно, а лоботрясничество — отдельно.
Есть расхожее мнение, что мысли притягивают события, на самом деле мысли определяют действия человека, а эти действия приводят к каким-то последствиям. Одному показалось, что второй на него косо посмотрел, он его толкнул, завязалась драка, в результате оба в больнице. Неясная, скорее всего ложная мысль «косо посмотрел» через действие – толкнул - привела к конкретному и реальному результату - больнице.

Тут можно вспомнить капитана Врунгель и перефразировать его знаменитую фразу «Как вы яхту назовете, так ее и поведете»!