РАЗНЫЕ ВИДЫ ЛЮБВИ И ОТНОШЕНИЙ

Какие они - виды любви? Как мы выражаем свои чувства. Что происходит в наших отношениях?
Ассоциированный член Европейской ассоциации телесных психотерапевтов (ЕАВР), тренер Института танатотерапии, член Профессионального Совета и руководитель программ Московского гештальт-института, действительный член Европейской ассоциации гештальт-терапевтов (ЕАGT)

Марина Баскакова
Из всех граней любви я, как психолог, чаще всего сталкиваюсь с проблемой односторонности взаимоотношений. Отсутствие взаимности вызывает у любящего человека только негативные чувства – отчаяние, боль, депрессию, и является одним из самых популярных запросов клиентов с трудностями в любых отношениях, а не только в любовных.
В личной истории жизни каждого человека постепенно осознаваемая потребность в любви [1] возникает чрезвычайно рано, с самого юного возраста. Чувство влюбленности может посетить человека еще в дошкольном возрасте (исключением являются детско-родительские отношения, которые формируются с самого рождения, а по мнению некоторых ученых еще до него).

Ключевым фактором, прямо влияющим на взаимность, является один из признаков любви – интенция. Это не просто физическая тяга любящего к объекту своей любви, но стремление его к сердечному объединению с любимым.

Телесное проявление интенции, особенно связанное с верхней частью тела и головой, можно отчетливо наблюдать у высокоорганизованных животных. Например, кошки вылизывают друг друга, а собаки «целуются», касаясь носами.

[1] Я здесь интегрировано называю «любовью» все чувства привязанности и глубокой симпатии, направленные на другого человека, не только романтические или чувственные, но и партнерские или детско-родительские, например.
Интенция не просто физическая тяга любящего к объекту своей любви, но стремление его к сердечному объединению с любимым.
Точно также себя ведет влюбленный человек – он лицом и всем телом слегка поддается в направлении к своей любимой/любимому. Так у мамы новорожденного малыша обязательно есть это движение навстречу своему ребенку.

В основном оно связано с лицом, но, что интересно, физиологически голова человека с помощью блуждающего нерва связана с его сердцем. Поэтому это движение можно назвать «сердечным» - когда один человек подается к другому, тянется к нему, то можно сказать, что он это делает сердцем. Причем этот порыв характерен не только для романтической или чувственной любви.

Корифей психологии Карл Роджерс, основоположник человеко-центрированного подхода - гуманистического направления в психологии, в своих работах, посвященным отношениям в браке, неоднократно писал, что одной из составляющих любви является эта направленность влюбленных друг на друга – телесная и сердечная.
Но если происходит так, что один человек это движение осуществляет, а другой остается неподвижным, нейтральным, никак не откликается на сердечное движение к нему, то первый это воспринимает, как равнодушие.

Джон Боулби, создатель теории привязанности, исследуя поведение младенца, у которого мать на какое-то время пропадает из поля его зрения, выявил 3 стадии реагирования:
Стадии реагирования
1. Протест. Ребенок, не желая признавать разлуку с объектом своей привязанности, предпринимает отчаянные попытки вернуть маму – плачет и зовет ее;

2. Отчаяние. Не дозвавшись маму, ребенок начинает громко кричать, брыкаться, биться головой о постель, выражая свое негодование доступными ему способами;

3. Отстранение. Если мама так и не пришла, малыш уходит в себя, плач его становится очень тихим и монотонным - в нем слышится безысходность.
Те же самые чувства испытывает взрослый человек, если он длительное время не получает взаимной интенции от объекта своей любви – безнадежность, отчаяние, подавленность.

Поэтому в отношениях, какие-бы они ни были – романтические, детско-родительские, партнерские – очень важно присутствие того, что называется взаимностью, обязательный компонент которой – это движение на встречу друг другу.
В самом начале формирования взаимной привязанности такая двухсторонняя интенция всегда присутствует во взаимоотношениях. Иначе речь идет о несчастной любви, а она, по-моему, уместна только в подростковом возрасте. Во все остальные периоды жизни несчастная, не взаимная любовь является, скорее, некоторым нарушением, легкой оторванностью от реальности.

Это изначальное состояние острой влюбленности практически всегда связано с агрессией – страстным и интенсивным желанием захватить объект любви. Но эта агрессия необходима потому, что нужно много энергии, чтобы завоевать человека - не обязательно физически овладеть им, а привлечь его внимание и интерес.

Постепенно острая взаимная влюбленность становится менее агрессивной и перерастает в то, что называется любовью или партнерством – люди заключают устный договор или договор по умолчанию, некую конвенцию об отношениях и начинают в этих отношениях жить.
Любовь-партнерство – люди заключают устный договор или договор по умолчанию, некую конвенцию об отношениях и начинают в этих отношениях жить.
Однако очень часто, заключив эту конвенцию, пара абсолютно не проясняет, что это за договор. На самом деле в своей любви каждый заключает отношения не со своим партнером, а с некоторым его идеальным образом.

То есть любовь или партнерские отношения почти всегда начинаются с определенных фантазий. Начиная жить в отношениях, люди, сталкиваясь с реальностью, постепенно для себя проясняют, как на самом деле каждый из них понимает эту конвенцию. Этим объясняется всем известный кризис в отношениях, когда страсть потихоньку снижается. И тогда начинают звучать сакраментальные фразы:
- Я тебе всю себя отдал/отдала, а ты не ценишь и заставляешь меня страдать!
- Я думал/думала (чувствовал/чувствовала), что тебе тоже это нужно!
Это грубое столкновение с действительностью вызывает острую боль - как о стенку стукнуться! Человек свою любовь спроецировал, заключил договор не с реальным партнером, а с неким отчужденным образом, по сути со своей потребностью, но вместо этого он сталкивается с живым человеком, порой очень далеким от представляемого идеала.

И тогда возникает пресловутый треугольник Карпмана: Спаситель, Жертва, Агрессор
Locally grown grape is cheap and very juicy
В случае построения отношений на основе не понятой до конца конвенции, когда не было обсуждения, прояснения всех ее положений, пара втягивается в этот бермудский треугольник – Жертва становится Агрессором, начиная его упрекать в своих страданиях, Агрессор на некоторое время становится Спасителем, а потом – Жертвой – и так далее из угла в угол чувств, уже далеких от того, что изначально было Любовью.

Как в условиях, когда человек имеет дело с собственной проекцией, опознать взаимность и удостовериться в том, что его партнер, на которого он возлагает свои надежды – именно тот, с кем он договаривается?

На самом деле этот партнер может быть абсолютно не посвящен в эти надежды. Вполне возможно, он эти отношения представляет не менее хорошо, но совсем по-другому.
Помимо того, что эта не до конца обговоренная конвенция понимается каждым из партнеров по своему, как и любой договор, она со временем хоть немного, но устаревает. У юридического документа всегда есть срок его окончания, после чего его перезаключают. Точно также и этот негласный договор между влюбленными требует периодического пересмотра в связи с тем, что их отношения со временем развиваются.

По мнению Карла Роджерса, первым условием успешных длительных взаимоотношений является изначальное понимание партнерами их любви не как договора, но как процесса, в котором оба партнера «посвящают себя совместной работе в изменяющемся процессе их отношений, потому что они постоянно обогащают любовь и жизнь»
Что делать человеку, который уже оказался в односторонних отношениях? Выйти из них или пытаться преобразовать, прояснить договоренности?
Важно понимать, что возможность прервать в любой момент отношения у человека остается всегда – ведь он не заперт в башне, но и там есть двери и окна, через которые можно выйти наружу. Влюбленные не скованны цепями – хотя символом брака и являются кольца и цепи (в русском языке даже есть фразеологизмы «брачные цепи» или «любовные узы»).

Конечно, эту возможность «выйти из игры» не стоит сбрасывать со счетов, но сначала, если эти отношения зашли в тупик, но дороги человеку, можно попытаться запустить процесс трансформации или, другими словами, перезаключить договор на новых условиях.

Однако если процесс трансформации запускается в одностороннем порядке, вряд ли он приведет к желаемому результату. На самом деле это совершенно жуткая история получится: один партнер переживает кризис и предлагает пересмотреть отношения, а второй отвечает, что и так все хорошо!

Здесь прежде всего «жертве» невзаимности стоит задуматься о некоем социальном аспекте, который его к этому привел, о том, что можно назвать культурой отношений. Это подразумевает возможность совместного обсуждения всеми участниками отношений – мужчины и женщины, партнеров, родителя и ребенка – новых реалий. Это беседа, где каждый из них может рассказать другому о том, как изменились его желания и интересы со времени заключения этого непрописанного договора.

Это будет профилактикой того, чтобы подобная «невзаимность» не проявлялась больше – в этих или других отношениях.
Прежде всего «жертве» невзаимности стоит задуматься о некоем социальном аспекте, который его к этому привел, о том, что можно назвать культурой отношений.
Профилактика «невзаимности»
Как строятся отношения, которые являются процессом, а не структурой, которая раз и навсегда, до гроба, в горе и радости, и все такое прочее? Как люди попадают в эту пожизненную кабалу, невзирая на то, что они оба меняются, или их становится трое, или, если речь идет о партнерстве в бизнесе, компания, которая начиналась с тесной команды, разрастается иногда до необъятных размеров?

Речь идет о том, чтобы жить в этом процессе, а не обращаться к таким крайним мерам, как трансформация отношений. Сам кризис и существует для того, чтобы пережить этот возникший диссонанс, эту неконгруэнтность в отношениях.

Важно отдавать себе отчет, что кроме той самой пресловутой смерти в жизни человека нет ничего предопределенного. Очень часто люди попадают в тупик или в кризис ровно потому, что считают, что в мире есть нечто неизменное, в том числе договоренности в отношениях.
В нашей культуре есть понятие брачного контракта, касающегося в основном имущества, которым люди обладают. Внести в него раздел про отношения сложно - о чем здесь договариваться - о интенции, взаимном притяжении и интересе друг к другу? И что делать в случае, если оба партнера или один из них этот раздел не реализуют?

Люди продолжают жить вместе, но перестают активно интересоваться друг другом, не спрашивают:

Как ты сегодня?
Что у тебя сегодня на душе?


Это сердечное движение исчезает из их жизни, поскольку прожив в отношениях какое-то время и считая их величиной неизменной, люди полагают, что уже получили достаточно знаний друг о друге.
В жизни есть примеры противоположных отношений, когда двое в течение всей жизни сохраняет сердечность и интерес друг к другу.

Однажды я наблюдала такую пару. Эти немолодые уже люди жили в деревне одни, дети давно разъехались. Жизнь на селе не легка, нужно выполнять множество самой разной работы, и женской, и мужской. Рано на рассвете супруги вставали и расходились по своим делам, например, муж – на пасеку, жена – в огород.

Но через пару часов их можно было увидеть на лавочке возле дома, тихонько о чем-то беседующими. Поговорив 5-10 минут, они возвращались к делам, но через несколько часов снова шептались на лавочке. И так целый день!

Честно скажу, я завидовала этой супружеской чете неимоверно! Глядя на них, я прекрасно понимала, что, скорее всего, их разговор касается хозяйственных тем, а вовсе не сердечных отношений. Но, тем не менее, собираясь вместе каждые 2 часа, эти пожилые люди проявляли неподдельный интерес к тому, чем каждый из них занят, и поддерживали друг друга просто тем, что они рядом.
Честно скажу, я завидовала этой супружеской чете неимоверно!
Эта картинка идеально иллюстрирует то, что в гештальт-терапии называется «тестированием реальности» - термин жесткий, но очень точный. Человек живет и видит: вот стены, пол, люди – все более или менее стабильно. На самом деле эта стабильность отчасти ложная.

Например, кто-то переставил стул с его обычного места. Человек протягивает руку или не дай бог садится туда, где – он уверен в этом! – стоит стул, но его нет, его кто-то передвинул!

Необходимость в тестировании реальности возникает там, где встает вопрос доверия собственным образам и проекциям, в том числе и в отношениях. Супружеская пара из примера тестировала реальность своих отношений ежедневно каждые 2 часа! И это является лучшей профилактикой «невзаимности».

Есть такое ощущение, что все детеныши – как звериные, так и человеческие, очень хорошо понимают, что все и всегда нужно проверять. Малыш играет на детской площадке один, но периодически подбегает к маме, сидящей на лавочке, чтобы просто проверить, на месте ли она. Удостоверившись в этом, он снова преспокойно убегает. Точно также ведут себя котята, щенки, вообще любые зверята.
Дети все время тестируют реальность - то, что я вижу, таково ли оно? Совсем малыши даже на зуб ее проверяют.

У взрослых же в жизни есть много самых разных сфер, в том числе виртуальная реальность, которые очень хорошо поддерживают их способность опираться на собственные образы и проекции, позволяя стабилизировать свой мир с их помощью, но иногда они играют пагубную роль.

Поэтому им, как и детям, постоянное тестирование реальности просто необходима, чтобы отделить от нее собственные фантазии. В отношениях такая проверка друг друга и себя самого позволяет понять, а есть ли у партнеров взаимная интенция друг к другу.

«Тестирование реальности для профилактики взаимности отношений» звучит угрожающе, но в повседневной жизни реализовать такую проверку совсем не сложно.
Тестирование реальности
Это просто беседа на «лавочке», посиделки вечером вдвоем, когда пара разговаривает не только о том, какую краску надо завтра купить или какую оценку принес сегодня ребенок по алгебре (хотя и об этом тоже!), но и о жизни вообще:

Чем ты живешь?

Что было?

Что будет?

Чем твое сердце успокоилось в конце сегодняшнего дня?

Этот ежевечерний ритуал позволяет подавать друг другу определенные сигналы – «Я с тобой! Ты мне интересен/интересна!».

Хочу подчеркнуть, по моему мнению, это очень важно и принципиально – сигналы вербальные, а не просто прикосновение – даже если это женско-мужская пара, состоящая в сексуальных отношениях.
Помните, как в старом фильме про Золушку, Король, увидев, что хрустальная туфелька надета не на ту ножку, вскричал в панике:

- Что же делать? Боже мой! Сейчас принцу придется жениться, потому, что слово было дано!

А учитель танцев ему ответил:

- Как что? Танцевать!

В результате туфелька с ноги старшей сестры Золушки слетела и справедливость была восстановлена.

Так и я на вопрос «Что делать, если нет взаимности?» отвечаю:
- Как что? Разговаривать!!!
Разговаривать и делиться смыслами друг с другом, облекая в слова свои душевные переживания.

Это очень важно, но не всегда и всем доступно – к сожалению, в современном мире люди очень часто любят друг друга «по умолчанию» - им кажется, что они уже все друг про друга знают, и говорить нет смысла. Поэтому пары переходят на функциональный уровень общения: они разговаривают о домашних делах или о ребенке, а остальное – переживания и чувства партнера - им кажутся по умолчанию известными и понятными.

Этим грешат не только женщины, но и мужчины. Каждый из этих двоих предполагает, что знает о чувствах и о смыслах другого: что тот переживает и какая у него потребность; и что этому другому в свою очередь тоже очень хорошо известно, что у первого в голове, когда он делает что-то определенным образом.
Иногда это звучит так:

- Мне казалось, ты тоже это хочешь (об этом думаешь)!

Здесь слова «мне казалось» хоть как-то обнадеживают, что человек задумывается о чувствах и потребностях партнера, хотя это может быть и иллюзией.

Другие же заявляют напрямую:

Я же знаю, что ты хочешь (о чем думаешь)!

При этом из общения ускользает то, что Карл Роджерс считал крайне важным в партнерских отношениях – выражение своих чувств.

Это самая главная проблема – люди не умеют разговаривать друг с другом. Когда они научатся делать это, многие вопросы в их взаимоотношениях отпадут сами собой, как свалилась туфелька с ноги сестры Золушки – она была ей просто не по размеру. Сердечные, душевные разговоры – профилактика почти всех проблем в отношениях между людьми.
Сердечные, душевные разговоры – профилактика почти всех проблем в отношениях между людьми.
Родительская любовь
Многие пары разговаривают между собой много, но делают это очень функционально. Особенно часто это можно наблюдать между родителями и детьми, особенно подростками:

- Ты что получил?

- Ты будешь есть?

Мамам и папам кажется, что интенция присутствует в их отношениях с ребенком по определению – ведь они же его любят! Либо наоборот, ребенок опознается родителями, как чужак. Это чаще всего происходит с родителями подростков, потому, что взрослеющий ребенок ведет себя не так, как они от него ожидают.

В этом случае родители стремятся неосознанно задержать его развитие и пытаются с ним разговаривать и строить отношения так, будто это был договор на всю жизнь. Они всегда точно знают, что нужно их ребенку. На эту тему есть множество анекдотов про еврейскую маму:
Еврейская мама кричит в окно сыну, гуляющему во дворе:

- Веня, домой!

- Мама, а что, я замерз?

- Нет, сынок, ты хочешь кушать!

Понятно, что права голоса у этого ребенка практически нет. На самом деле маму его смыслы вообще не интересуют потому, что тогда придется становиться гибкой и адаптироваться под него: кормить не тем, что приготовила, или - высший пилотаж – позволить ему остаться голодным, если он отказывается это есть, вместо того, чтобы пичкать, приговаривая: «Мама приготовила, а ты не ешь!»

Это опять вопрос культуры - то, что идет из семьи. Стоило бы не центрироваться на детях, а больше интересоваться ими – чем вообще этот ребенок живет, что ему интересно, кроме оценок и обучения?

Я полностью с этим согласна потому, что сама в подростковом возрасте была очень одинока. У меня были замечательные родители, но им не было дела до моего душевного мира. Я бы его с большим удовольствием разделяла с кем-то, просто было не с кем!
Как ни странно, сейчас пришло время, когда я могу поделиться с моими студентами и клиентами своим детско-юношеским багажом - тем, что меня интересовало тогда, что меня очень радует. Но на тот момент это ощущение неразделенности было очень сильным.

Исходя из своего детского опыта я имею полное право советовать всем мамам и папам интересоваться не только тем, сыт ли их ребенок, одет, какие оценки получил. Для него гораздо важнее поделиться с родителями тем, чем его душа живет, чтобы тот самый nervus vagus, связывающий лицо с сердечной мышцей, был в действии, чтобы это был не просто формальный разговор, пусть даже короткий.
Гораздо важнее поделиться тем, чем душа живет.
Вопросы и ответы
— А что же делать людям неразговорчивым – шизоидам или интровертам?
Откуда берутся неразговорчивые люди? Я думаю, что любой интроверт, ориентированный на внутренний мир, если только он не аутист – это человек, чья интенция практически никогда не встречала отклика, и он отчаялся.
Такие люди просто не привыкли разделять свой душевный мир с другим человеком. Думаю, именно по этой причине он и шизоид, а не потому, что разговаривать не любит.

Вполне возможно, в начале отношений, когда только заключался договор, этот шизоид был разговорчивее, а потом ему просто слова не давали сказать и он опять ушел в свой внутренний мир. Я не думаю, что эта ситуация безнадежна, если только речь не идет о патологии, требующей вмешательства специалистов.

Даже с аутичными детьми вполне успешно можно контактировать, если учитывать их особенности. Но это уже другая тема. Что касается неразговорчивых – порой дай такому человеку слово сказать, потом не остановишь!
— Никак не могу убедить в необходимости разговаривать своего партнера, ответ один – я уже все сказал много лет назад.
Это мне напомнило анекдот:

Она: - Ты никогда не говоришь, что меня любишь!

Он: - Я это тебе сказал уже один раз, и если что-то изменится, я сообщу!

Если серьезно, я Вам сочувствую. Конечно, бывают моменты, когда необходимо услышать именно эти слова, но в обыденной жизни более важен интерес к душевному миру.

Подчеркну еще раз – большая сложность бывает в том, чтобы различить функциональный и сердечный уровни разговора. «Мы много разговариваем!» - часто слышу я от клиентов, но когда узнаю о чем они говорят, понимаю, что это совсем не про интенцию. Люди редко ведут сердечные разговоры – одним неудобно открывать свою душу, другие полагают, что это будет неинтересно партнеру – есть миллионы причин.

В нашем языке есть устойчивое выражение – «душевное движение». Если человек просто двигается или что-то делает, например, моет посуду, его сердце не всегда в этом участвует. Правда, я стараюсь мыть посуду тоже с сердцем – она почему-то чище получается - хотя посуде это все равно.

Если у человека нет потребности «душевного движения», побуждающей его двигаться к своему партнеру, значит, эти разговоры, какие бы они ни были, будут сравнительно бессмысленными.

Согласно закону конгруэнтности Роджерса и само содержание разговора, и телесный и эмоциональный отклики могут привести к тесному психологическому взаимодействию. В этом разговоре важно быть максимально открытым, опираться на свои ощущения, а не на защитные психологические реакции.

Если же на сердце у человека одно, а говорит он защитные слова, пусть даже о чем-то очень важном с точки зрения обыденной жизни, то его сердечная ненаполненность и неразделенность превратятся в отсутствие переживания взаимной любви. Причем неважно, о каких отношениях здесь идет речь – детско-родительских, партнерских или романтических.

Существует фразеологизм про гнев – «Не держи на меня сердца». Это означает, что когда человек закрыл свое сердце, не отдает его, таким образом он себя и своего партнера в том числе оставляет без этого важного взаимодействия. Уж лучше в цивилизованной форме гневаться, чем утаивать себя таким образом!

«Не держи на меня сердца»
— Что делать, если при встрече один из партнеров начинает кричать и высказывать недовольство (запрос клиента)? Может, как-то его успокоить – погладить (рукой или добрым словом), приласкать?
Скорее всего, это кризис в отношениях – у человека так много накопилось, что энергия начинает просто хлестать через край. К душевному движению эти эмоции, безусловно, не имеют отношения. Это может быть, что угодно - крик отчаяния, помощи, гнева или отвращения.

Думаю, здесь не нужно сразу отношения разрывать – это никогда не поздно – а, как минимум, просто искусственно остановить процесс и выйти из ситуации. Так иногда реагируют взрослые на детский крик: «Успокойся, и тогда мы к этому вернемся!». Они ни в коем случае не говорят: «Ты такой плохой! Я не хочу с тобой разговаривать!», как бы порой не хотелось это сделать.

Наоборот, нужно сохранить эту ниточку связанности, если она еще есть. Но, как правило, если пара приходят на терапию, это, как минимум, означает, что они оба заинтересованы в том, чтобы трансформировать свои отношения и берут на себя ответственность поддерживать эту ниточку, невзирая на выкрики партнера или свои собственные. Пока человек пытается что-то делать, есть надежда.

Вот поглаживать точно не надо, и этому есть объяснение. Например, поглаживая собаку, человек по сути пытается избежать с ней игры. Но, когда он протягивает к ней руку, животное тут же возбуждается в надежде, что сейчас с ним поиграют.

С точки зрения телесной терапии все телесные контакты (прикосновения) обладают разными функциями. Успокаивающим действием обладает только один вид контакта, когда рука плотно кладется на достаточно защищенную часть тела другого человека – плечо, кисть руки.

Только этот вид контакта успокаивает, а поглаживание, напротив, оказывает возбуждающее действие.

Поэтому, если партнера, который чем-то не доволен и громко выражает это, трогать и гладить, он возбудится еще больше. В определенном смысле это может быть хорошо – возможно, он раскричится еще громче и даже разрыдается, а после такого эмоционального всплеска скорее успокоится. Но это крайне неприятно потому, что поднимет энергию конфликта. Так что уж если трогать, то не гладить, а просто положить руку.

Если говорить о «поглаживании» добрым словом (похвала и комплименты), то комплименты – это вообще не правда жизни. Человек протестует и пытается выразить свои негативные чувства партнеру – а тот ему в ответ: «Ты такой славный!», как будто он вообще не слышит протеста и недовольства. Это напоминает известную басню Крылова – «Спой светик, не стыдись!"

Думаю, что гораздо честнее не заглаживать конфликт комплиментами, а выслушать, что человек пытается донести до своего собеседника своим криком. Конечно, для этого потребуется определенное мужество и дополнительные ресурсы, своя внутренняя работа.

А поглаживания – и телесные, и вербальные – хороши, когда уже все успокоилось - пара примирилась, договорилась, поняла друг друга. Вот тогда уместно и даже замечательно сказать:

– Ты у меня самый любимый, самый лучший и очки у тебя обалденные!

Здесь говорить можно, что угодно! Но в момент конфликта поглаживание – это просто пагубная тактика потому, что она даст выброс от реагирования, в результате энергия поднимется, а смыслы так и не будут услышаны или даже высказаны.

— Как Вы относитесь к виртуальному общению?
Для меня это вопрос не однозначный потому, что в интернете нет живой телесной связи, нет возможности руку протянуть, приблизиться, прикоснуться. Тем не менее компьютер часто восполняет недостаток общения, особенно на больших расстояниях. Он реализует эту функцию сближения, хоть и не совсем полноценного, но когда нет другой возможности, это оказывается вполне полезным.